Чтобы помнили! лагеря военнопленных в эльзасе и под вильнюсом

Только что отшумел очередной Сутки Победы. Эта дата, ежегодно, заставляет нас отыскать в памяти о тех грозных исторических событиях и об испорченных той войной судьбах. Рассказ о концентрационных лагерях для пленных я задумал ещё месяц назад, путешествуя по французскому Эльзасу. Конкретно тогда, мы ненадолго заехали в музей-мемориал Struthof, расположеный в 40 километрах от Страсбурга на месте самого громадного лагеря для пленных времён II всемирный войны во Франции. Пребывав тут, я отыскал в памяти, что всю собственную жизнь прожил рядом с местом, где размешался второй большой контационный лагерь советских пленных, что на протяжении войны был под Вильнюсом в районе Ново-Вильни. Истории этих лагерей в чём-то похожи, но их настоящее разительно отличается.

Не секрет, что на протяжении II всемирный войны участь офицеров и солдат попавших в плен нацистам была особенна тяжела. Всех, кто волей либо неволей был в этом плену, ожидал ужасающий голод, серьёзные заболевания, изнуряющий труд, пытки и в 9 случаях из 10 смерть. Кроме того иудеям в гетто на первых порах приходилось легче. Но хуже всего, что кроме того по окончании войны, циничным приказом Сталина всех погибших ожидало забвение, а чудесным образом выживших унизительные фильтрационные лагеря, колонии, долгие годы и ссылка бесчестья. Кроме того в отечественные времена, в то время, когда на экранах телевизоров мы всегда видим бодрые репортажи об каждый день пополняющихся перечнях погибших солдат, о новых изученных массовых захоронениях, о потомках, каковые до сих пор ищут следы бесследно провалившихся сквозь землю предков а также время от времени находят, про судьбы пленных не особенно вспоминают.

лучший пример том, ново-вильняйский лагерь советских пленных. Я живу, именно наоборот комплекса строений психиатрической поликлиники, на территории которой в годы войны немцы устроили громадной перевалочный пункт для попавших в плен красноармейцев.

Известно о нём немногое. Немцы попытались скрыть все следы его существования. Лагерь назывался “Кошары”. В переводе с польского это значит казармы. До войны на территории поликлиники стояло пара польских кавалеристских полков. Позднее долгие строения конюшен немцы применяли под казармы для пленных. Кое-какие из них сохранились до наших дней.

Каждый день ко мне по железной дороге привозили тысячи военнопленных воинов. По некоторых данным, за три года существования лагеря, через него прошли около 200 тысяч военнопленных красноармейцев. какое количество их осталось окончательно лежать тут в почве доподлинно неизвестно. Условия в лагере были адскими. Постоянный голод, болезни и холод уничтожали не меньше, чем по 150 человек в сутки. Воины подчас питались только лебедой и собранной крапивой. Их состояние было страшным. Говорили в лагере были нередки случаи людоедства. Мёртвых хоронили в выкопанных ямах рядом от лагеря. Зимний период трупы сжигали. Нацисты расстреливали военнопленных по мельчайшему невинному предлогу. Людей тут превращали в голодный скот, которым было легче руководить. По вечерам обитатели окрестных сёл слышали нечеловеческие стоны доносившиеся со стороны лагеря.

По самым первых данным по окончании совершённого НКВД расследования ещё до конца войны число погибших и убитых в “Кошарах” дочтигало 100 чысяч человек. Чуть позднее некая рабочая группа по окончании нового расследования обозначила цифру в 60 тысяч погибших в “Кошарах“. Кроме того германские историки показывали очень сильно заниженную цифру в 20 тысяч погибших. В 60-ые года на месте, сожженых немцами при отступлении, бараков началось массовое строительство жилого района. О отысканных, в то время, останках пленных не очень сильно распространялись. Мои родные ещё не забывают о столбах виселиц, находившихся тут в то время. Отысканные останки и перезахоранивали рядом в одной неспециализированной братской могиле. Ни имён, ни каких-нибудь свидетельств либо подробностей тогда не всплыло. Одновременно с этим и показалась новая официальная цифра, которая и фигурирует до сих пор 4500 погибших советских солдат.

До сих пор неясно, по какой причине было так очень сильно занижено число погибших в Кошанах. Опасались реакции местных обитателей, массово заселяемых в новые дома-коробки? Искусственно занижали число утрат Красной Армии? Либо что-то ещё? Удивляет второе — по какой причине до сих пор никому нет до этого дела?!? Хорошо, быть может, официальной Литве глубоко наплевать на эту обстановку. Не смотря на то, что, такое отношение к собственной истории — громадная неточность. Но где же Российская Федерация, которая так ратует о собственной памяти ко всем погибшим на протяжении Второй мировой войны. Считается, что на территории Литвы захоронено около 80 тысяч пленных. В случае, если это так, то лишь число погибших в „Кошарах” может повысить это число в два раза.

Ежегодно в сутки Победы тысячи людей несут цветы на могилы жертв войны. Немногие в Литве знают о лагере в Ново-Вильне. Цветов на местной братской могиле со скромным обелиском, установленным ещё в начале 70-ых, ни при каких обстоятельствах не бывает довольно много. Только гуляя по парку, расположенному около психиатрической поликлиники, ощущаешь мрачную ауру этого места, где за каждой кочкой смогут прятатся братские могилы. Я постоянно удивлялся количеству ворон, гнездящихся в парке. Ежегодно возможно замечать как их своры кружат над поликлиникой. Возможно сама природа всё ещё не имеет возможности забыть пережитого кошмара, того о котором люди уже давно не помнят…

Совсем другие эмоции я испытывал стоя у высоко каменного мемориала в эльзаском “Struthof”е. На бессчётных крестах я просматривал фамилии, погибших тут людей. Французы, русские, немцы – кого лишь тут не было. В газовых камерах лагеря было убито около 80 иудеев. Германским докторам необходимы были их скелеты для антропологических изучений на тему арийского превосходства нации. Из 52 тысяч узников лагеря в далёкой для нас эльзасской почва навеки остались около 22 тысяч людей.

Их жизни в бараках лагеря посвящен громадный музей под открытым небом. Французы досконально вернули их быта и условия жизни в этом лагере. Не всё так легко и в относительно успешной Франции. В 70-ых годах националисты подожгли строение местного музея. Сгорело довольно много неповторимых свидетельств ужасных времён. Сейчас на месте бывшего строения музея стоит новое громадное строение из тёмного гранита.

Тут трудится постоянная экспозиция на тему правонарушений нацистов, громадное кафе, а рядом оборудован громадный паркинг. Французы приложив все возможные усилия стараются, дабы тут не забыли об кошмарах II всемирный войны, отлично осознавая, что до тех пор пока люди не забывают, маловероятно повторение аналогичных событий.

9 мая 2012 года я зажёг свечи у мелкого обелиска у братских могил в Ново-Вильне. Сердце щемило при мысли о тех тысячам воинов, каковые не имели шанса выжить в той войне и каковые прошли самое настоящие чистилище на данной почва. Время от времени смерть значит намного больше, чем жизнь. И лишь память оказывает помощь не забыть, соответственно и не повторить ужасных событий тех времён.

P.S. Я весьма благодарен за журналистское расследование, которое совершил Николай Жуков и благодаря которому я по-новому взгянул на то место, где я живу много лет.

Первая Мировая / World War I. 2 Серия. Документальный Фильм. StarMedia. Babich-Design. 2014


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: