По востоку турции на велосипеде: озеро ван, гора арарат, крепость баязет

Те почвы, каковые на данный момент именуются Турецкий Курдистан еще 100 лет назад назывались по-второму. К примеру, озеро Ван, города Карс, Догубаязит, Игдир — это бывшая Армения, но приблизительно 100 лет назад во времена Турции турки за чемь дней убили более 1.5 миллиона армян и по сей день в этих краях армян днем с огнем не сыщешь. А город Карс еще 150 лет назад по большому счету был частью России. на данный момент сложно представить, как огромной была наша страна еще каких-то 150 лет назад.

Маршрут моего путешествия по востоку Турции был таким (кликабельно):

Из города Ван на протяжении одноименного озера я ехал на север до турецко-персидской границы, позже в город Догубаязит и потом на протяжении подножия Арарата на север в Карс на протяжении турецко-армянской границы, после этого из Карса до погран.перехода на турецко-грузинской границе недалеко от турецкого городка Пософ и грузинского села Вале. Протяженность этого маршрута около 600 км и ехал я его 4 дня. Любой километр, любой клочок почвы, любой камень тут пропитан кровью. Кровью армян, ассирийцев, курдов, турков и русских казаков. История тут на каждом шагу.

Итак, начнем отечественную виртуальную велопоездку. Старт у нас, в соответствии с карте, из города Ван.

Ван — город в восточной части Турции, что на данный момент населен по большей части турками, и вдобавок практически 100 лет тут жили армяне, но в 1915 году турки выселили либо стёрли с лица земли всех армян, живущих около озера Ван. О том, что это тут когда-то жили христиане фактически ничего не напоминает. Простой турецкий город. К тому же, Ван отстраивается заново, т.к. 2 либо 3 года назад тут случилось сильное землетрясения с громадным числом разрушений и жертв.

Одна из главных достопримечательностей Вана — это крепость, на которую не так-то . Не знаю по какой причине, но турки в том направлении туристов не пускают.

Раньше около крепости были армянские храмы, но турки деятельно стирают все следы христианского прошлого в этих местах. На Википедии на данный счет вот чего пишут:

По данным ЮНЕСКО, из 913 храмов, каковые выжили по окончании погромов 1915 года, к 1974 году 464 были полностью уничтожены, 252 пребывали в руинах, а 197 подлежали незамедлительному восстановлению на грани уничтожения. Сейчас Турция есть членом ЮНЕСКО, но имеется огромное количество фактов и доказательств того, что Правительство Турции сейчас уничтожает армянское культурное наследие на собственной территории.

В общем, неправильно все это. Не бесплатно любой уважающий себя уроженец армении по окончании бокала вина негромко сообщит: В то время, когда придет время, я первым турков резать буду!

Но мы должны отдавать себе отчет в том, что не эти мальчишки сами забрали и пошли резать армян. Это все дело рук сильных мира этого. Дети, они в Ване дети. Легко катаются на велосипеде и вероятнее они кроме того не знают, что еще всего 100 лет назад эти земли были населены совсем вторым народом.

В самом городе по большей части живут этические турки-сельджуки, а вот в сёлах около озера Ван живут уже курды. Живут бедно, кроме того весьма бедно. Электричество по расписанию, на деревню один трактор, дома из камня. Турецкое правительство очень не заинтересновано в развити курдских поселений, а кроме того напротив, оно делает все возможное, дабы вогнать курдов обратно в каменный век. Турецкая армия в этих местах совсем бывает, кроме того напротив. Едешь себе нормально, а тут раз тебя БТР обгоняет с автоматчиками на броне.

Про то, что ты можешь сказать на британском тут возможно забыть. Люди тут живут мало граммотные, но дети все ходят в школу, и кое-какие кроме того смогут сообщить: Hello! На каждой школе весит турецкий флаг и во дворе стоит монумент Мустафе Кемалю Аттатюрку.

Масуд с сёстрами и братьями. Масуду 8 лет. За время путешествия по Турции я выучил как произносятся все турецкие цифры и еще кое-какие фразы, исходя из этого я кроме того имел возможность задать вопрос Как его кличут? и Как у него дела?. Еще поинтересовался у Масуда: Турк? Курд? Масуд гордо, выпячив грудь, сообщил: Курд!

Живет Масуд в деревушке наименование которой не знает кроме того всезнайка Google. Вот как выглядит двор и дом Масуда.

Зимний период тут не редкость до -30, а кругом обнажённые горы, исходя из этого с дровами тут неприятности, а про газ тут по большому счету не слышали, не смотря на то, что Иран с его большими запасами углеводородов под боком находится. Местные обитатели нашли выход из данной ситуации, они топят печки простым навозом. Сперва его высушивают, а после этого складывают в поленницы на стогах сена либо около них. Вот как это выглядит.

Кататься по курдским сёлам весьма интересно. Совсем второй мир, совсем вторая жизнь. Тут по большому счету все по-второму. Сёла находятся в километрах 10-15 от озера Ван на горном плато высотой за 2000 метров. Когда тучка закрывает солнце сходу делается прохладно. По окончании экскурсии по сёлам я спустил опять к озеру. Виды тут завораживающие. Думается, что сидел бы и сидел тут целую вечность, глядя на это озеро. Но мне нужно ехать дальше, впереди еще довольно много всего весьма интересно.

Озеро Ван закончилось и дорога начала забирать мало на северо-восток, прямиком к турецко-персидской границе. Иран так и манит собственными указателями. Временаи дорога проходила в считанных метрах от Ирана и границы Турции. Жалко визу иранскую возможно было взять лишь Эрзуруме, до которого продолжительно было ехать на велосипеде, в противном случае так бы махнул к персам к себе домой не глядя.

По окончании озера меня ожидал весьма продолжительный и тяжелый подъем с высоты 1700 до высоты 2700 метров. Комплект высоты усугублялся еще сильным встречным северо-восточным ветром. В случае, если кто отправится на велосипеде по этим местам, знайте, летом тут постоянно дует до обеда северный, а по окончании обеда северо-восточный ветер. Дело понемногу двигалось к вечеру и на высоте около 2100 метров передо мной лежала громадная равнина, где расположился курдский город Калдиран. На въезде в город стоит блок-пост турецкой армии. Все по-настоящему: БТРы, хаммеры, автоматчики с М-16. Попросили не фотографировать.

Изначально я желал отыскать в Калдиране какую-нибудь гостиницу, но это выяснилось неосуществимым, т.к. никто мне толком не смог растолковать, где ее возможно отыскать. Отыскал я лишь одного парня, что по-английски сказал так: Hello! Welcome to Kurdistan. Nice to meet you here. I’m Ahmed. Это были единсвенные фразы на британском, каковые он знал и на любую мою реплику Ахмед сказал так: Хеллоу! Велком ту Курдистан. Найс ту мит ю хере. Айм Ахмед. Деваться некуда, придется сейчас ночевать под полящими лучами звездного неба. Благо дожди тут редкие гости. Езжу я без палатки. Для равнин и маленьких гор это не играется громадного значения, т.к. ночью тепло, а вот для высоты 2100 — это громадный минус. По утро температура окружающей среды в этих местах легко может опуститься ниже нуля, а у меня имеется лишь летний спальник. Деваться некуда, придется мало померзнуть сейчас. Ночевать поднялся около турецкой части, т.к. сообразил, что это должно быть самым надёжным местом. Приготовил еду на горелке и лег дремать.

Ночевка была весьма холодная. Было нужно одеть на себя всю одежду. К тому же, под утро из военчасти стали зачем-то стрелять из автоматов и крупнокалибирных пулеметов. Куда и в кого стреляли для меня осталось тайной, но было мало не по себе. В большинстве случаев я старался подниматься раньше солнца, но в данный сутки я решил дождаться светило, дабы оно хоть мало прогрело воздушное пространство. Вот так выглядит то высокогорное плато, на котором я ночевал. В данный сутки мне нужно было завершить подъем на перевал 2700 метров и приехать к подножию Арарата.

Дороги в этих местах пустынные, автомобили видятся очень редко, в особенности легковые. По большей части фуры и, в большинстве случаев, с иранским номерами. Персы всегда сигналят и машут руками мне вслед и радуются. Хорошие они и приветливые.

По окончании Калдирана деревушки на протяжении дорог прекратили попадаться. Вероятнее жить на таких высотах очень не легко, в случае, если около Вана зимний период до -30 не редкость, то тут вероятнее и минус -40 бывает. А ты отправься согрейся коровьим навозом при таковой температуре.

Первое курдское поселение встретилось уже в то время, когда спускался к Арарату (вон он на заднем замысле красуется) на высоте около 2300 метров. В саму деревню не стал заезжать, поскольку курдские дети, пасущие овец на протяжении дороги, в меня всегда кидали камни и махали палками, в то время, когда я мимо них проезжал. И всегда говорили: Мани, мани, мани! Кто его знает, что у них на уме.

До тех пор пока стоял фотографировал виды сверху, ко мне подбежали местные мальчишки. Я для них такой же обезьянка как и они для меня. Я их угостил печеньем. Подарил каждому по значку Haribo, каковые вот уже месяц у меня валялись в боковом кармане портфеля (мне их в Берлине подогнали). Сфотографировались на память и я отправился к собственному велосипеду, что оставил на дороге. Прихожу, а у меня спущено переднее колесо. Где-то умудрился поймать стекло. Тут же прибежали дети. Сперва им было весьма интересно, позже один постарался похитить у меня фляжку RusVelo, я его поймал, второй все-таки утащил одну монтажку. Схватил и бегом вниз. Я начал прогонять ребёнка. До тех пор пока бортовался, еще один успел стащить проколотую камеру. Для чего она ему, не ясно. Возможно в хозяйстве все сгодится. Видно, первый, что спер монтажку, успел добежать до деревни и позвать подмогу из местных мальчишек, каковые уже были чуток постарше. В итоге, в то время, когда я накачал колесо до трех воздухов, около меня было человек 10 мальчиков, каковые дружно галдели: Мани, мани, мани. Тут то я осознал, что дело пахнет жареным и, сделав вид, что лезу в портфель за деньгами, запрыгнул на велосипед и тикать от них. Вслед полетели камни. Благо в меня не попали.

Я мало расстроился затем инцидента и сейчас желание заезжать в курдские сёла у меня было отбито совсем. Первым большим городом на моем пути был Догубаязит, что до 1934 года именовался Баязет. Многие возможно знают про данный город из сериала Баязет и из одноименного романа Валентина Пикуля.

Раньше в Баязете жили по большей части армяне, но по окончании резни тут поселились курды. Убивали армян тут в любой момент, но они крепились не покидали родных мест. В конце 19-го века в Баязете стояла русская армия и вот что пишет начальник Баязета капитан Штоквич об убийстве армян турками: Ночью была поражающая картина, видя которую, воины начали плакать: резали мужчин, детей и женщин и ещё живыми кидали их в пламя; целый город был объят пламенем, везде раздавались крики, рыдания и стоны…

Из воспоминаний урядника Севастьянова: Ночью по городу горели постройки, раздавались вопли и крики детей и женщин, это турки начали грабить, убивать армян и бросать в пламя живыми. Благодаря лунной ночи, нам видно было и слышны страшные стоны несчастных обитателей; но мы были бессильны оказать помощь им. Не легко было видеть такую страшную картину

Убийства армян осуществляли курдские ополченцы. Особенную жестокость они использовали к женщинам и детям. Вот что пишет генерал Гейнс по этому поводу: В то время, когда же настал полный мрак, русскому гарнизону представилась такая картина, омерзительней которой никому из защитников не получалось видеть …в виде тёмных силуэтов отчётливо показывались курды с их нечеловеческими забавами, среди дикого крика и хохота, которым подбодряли они друг друга, то взмахивая ятаган, покончивший стенание какой-нибудь жертвы, то взлетал кверху ребёнок, дабы провалиться сквозь землю в пламени.

на данный момент же о тех кровавых событиях не отыскать и следа. Я поднялся в горы, где находится та самая крепость Баязет. на данный момент она приведена в порядок, а ведь еще пара назад она пребывала в ужасном запустении. Турки по большому счету не ценят культурное наследие в этих регионах. Они действуют в соответствии с поговорке: Меньше знаешь, лучше дремлешь! Чем меньше нынешнее поколение будет знать прошлое, тем несложнее ими руководить.

Занимательную статейку про Баязет возможно почитать на Википедии. Крепости данной доставалось ото всех: и от русских, и от турок, и от персов. Вот как изображал осаду Баязета живописец Лев Лагорио.

По окончании крепости я опять спустился в город. В восточной части Турции цены на фрукты бросовые. К примеру, персики стоят тут практически что безвозмездно. На одну лиру, это приблизительно полдоллара, возможно приобрести 4-5 персиков.

Но основное в Догубаязите для меня была все-таки не крепость. Ее возможно и на картинах в Википедии взглянуть. Главным для меня в данный сутки был Арарат. Святая армянская гора, которая волею шахматной доски геополитики на данный момент в собственности не тем, кому она обязана принадлежать. Хочется верить, что непременно армяне все-таки смогу вернуть себе свои земли и собственную святую гору.

Продолжаю рассказ о поездке по той Турции, которую вряд ли в то время, когда заметит большая часть отдыхающих в этом государстве. Сейчас будет крепость в городе Карс, наркоторговец из Азербайджана, турецкие блок-посты и другое.

Первую часть рассказа я закончил на городе Догубаязит, где находится узнаваемая крепость Баязет, и на Арарате. Итак, продолжаем…

Из Догубаязита мне предстояло двигаться в сторону турецко-армянской границы на протяжении подножия Арарата. Несколько слов о границе между Арменией и Турцией. Википедия вот что говорит на данный счет:

Отношения между Республикой Армения и Турецкой республикой осложнены вопросом признания Геноцида армян, отказом Армении ратифицировать Карсский соглашение и помощью Турцией Азербайджана в Карабахском конфликте. Граница между двумя соседними странами закрыта.

К тому же с армянской стороны границу защищают российские армии. В общем, до мира во всем мире нам еще весьма и весьма на большом растоянии.

Раньше, лет 100 назад, у подножия Арарата жили армяне. на данный момент же тут живут курды. Не смотря на то, что в комментариях к прошлому посту пользователь aiivar написал: Армян в том месте на данный момент не меньше курдов. Хоть и говорят на смеси армянского и курдского языка. Тот же этнос заза не имеет возможности определиться до сих пор — армяне они либо курды. Хоть и мусульмане. То же самое и алеви. Молодежь хемшилов себя конкретно позиционирует как армяне. Множество маленьких аширетов кроме этого конкретно позиционируют себя как армяне — христиане и являются приверженцами ААПЦ. В частности аширет Вардо.

Но все местные обитатели, с которыми мне доводилось общаться, именовали себя курдами. Про армян они возможно что-то слышали, но армянами себя очевидно не вычисляют. Чисто снаружи курды этих мест похожи на армян. Это факт.

Продолжим отечественную велопоездку. Из Догубаязита мне нужно было ехать в Игдир либо как турки его кличут Ыгдыр. На всякий случай так пишу, в противном случае внезапно вы будет в Города играться и вам кто-нибудь сообщит Набережные Челны, а вы ему/ей в ответ Ыгдыр. Может и данный пост вспомните :-)

Путь между этими городами дался весьма не легко. постоянный встречный подъём и Сильнейший ветер сделали собственный дело. Курдская деревушка, наименование которой не знает кроме того всезнайка Google.

Деревенька эта расположена на высоте около 2000 метров над уровнем моря, а это значит, что зимний период тут весьма холодно. В случае, если в Ване не редкость до -30, то что-то мне подсказывает, тут не намного теплее будет. Но с энергоресурсами тут также полная беда. Деревьев днем с огнем не сыщешь. Исходя из этого местные обитатели как и в окрестностях Вана топят зимний период печки овечьим навозом. У нас в РФ данный вид горючего именовался кизяки.

Земледелием в этих местах очень не позанимаешься, исходя из этого местные по большей части занимаются скотоводством… Причем кочевым. Юрта тому подтверждение.

Как я уже писал в прошлом посту, автомобилей на местных дорогах нет. Только иногда пронесется, сигналя и маша руками, какой-нибудь грузовик с иранскими номерами. Но тут в избытке ослы. Они везде тут.

И еще в каждой, кроме того весьма маленькой деревне, находится блок-пост турецкой армии. В деревушках побольше, по мимо простых автоматчиков, возможно было встретить БТРы и хаммеры. Курды иногда бунтуют и убивают турков, турки также в долгу не остаются и убивают курдов. Это у них такая национальная забава. Блок-посты турки не обожают в то время, когда фотографируешь.

Перед Игдиром количество-блок постов зашкаливало. Они были практически каждые 3-5 километров. Может облаву какую-то устраивали. Не знаю. В том месте было все по-серьзному и парни с автоматами в полном обмундировании были тому подтверждением. Один таковой блок-пост я таки решился сфотографировать и поплатился за это. Ко мне сходу подъехали армейские на хаммере и пропросили пройти с ними. Забрали паспорт и где-то мин. 20-30 его не отдавали. По-английски толком не говорили, позже попросили удалить все фотографии блок-военных и поста. Эх… жалко, а такие кадры были!

Перед Игдиром меня ожидал весьма продолжительный спуск с высоты 2100 метров над уровнем моря, до высоты 700 метров. В случае, если на верху было не через чур жарко, а временами, в то время, когда солнце заходило за облака, было кроме того прохладно, то внизу стояла изнуряющая жара за +40 градусов.

Игдир — город, где раньше жили по большей части армяне, но на данный момент тут живут приблизительно поровну турки, азербайджанцы и курды. Армян тут нет. Их всех турки вырезали либо выселили на протяжении геноцида. Но в городе стоит монумент в память о турках, каковые были убиты армянами на протяжении Первой мировой. Вот так! Убивали армян, а монумент туркам поставили! Как в том фильме Неваляй дурака:

— Ты мне шляпу прострелил, значит с тебя 2 литра.
— По какой причине с меня? Я же в неё попал!
— Дантес также попал, а монумент Пушкину поставили!

От Игдира дорога на север была неинтересна и однообразна. Равнина воображала из себя один громадный сад/огрод. Яблоки, груши, персики, кукуруза… Вот что меня окружало до турецко-армянской границы. Временами дорога проходила в считанных метрах от разделительной полосы. Каждые пара сот метров, возможно любой километр, стоит смотровая башня. Все желал рассмотреть отечественных солдатов, но тщетно. За забором уже Армения.

По окончании Игдира автомобилей на дорогах стало побольше. Все так же ехали иранские грузовики, к каким добавились машины с азербайджанскими номерами. Граница у Армении закрыта не только с Турцией, но и с Азербайджаном, исходя из этого азербайджанцы из Нахичевани, дабы попасть в Россию, вынуждены ехать или через Турцию, или через Иран.

До Карса оставались считанные километры, в то время, когда на небе показались облака. Еще этого не хватало! Опять ливень! — поразмыслил я. Так и вышло. Сейчас на улице ночевать совсем не хотелось. Кроме того, что ливень, так еще и Карс высоко в горах расположен. Это значит, будет опять холодно. Отыскать бы тут какую-нибудь гостиницу! — первое, что пришло на ум. Но отправься отыщи ее, в то время, когда в городе никто не владеет английским языком.

Стою я среди города и думаю как быть дальше. Карс — это вам не Вена, тут все сурьйзно. В парке не заночуешь, потому что легко на нет тут парков, а сам город — это приблизительно, что и Догубаязит. У одного аборигена задаю вопросы: Отель?! Второму говорю: Турка, ай нид хелп! Но все остается без ответа. В этот самый момент случается чудо. Ко мне подходит мужик и говорит на очень хорошем русском: Юноша, тебе может нужно оказать помощь? Мужиком был азербайджанец Габиль, что служил в Ульяновске, и что на данный момент по делам пребывал в Карсе. А дела у него были связаны с перевозкой травы из Нахичевани. Габиль мне поведал, что в данной части Турции живут по большей части курды и азербайджанцы. Я говорю: Мне надобно где-нибудь переночевать в Карсе одну ночь. Азербайджанец отвечает: Не вопрос, я живу в отеле за 5 лир (это меньше 3 долларов). Устроит тебя такая цена? Думается, в тот вечер я бы дал согласие и на гостиницу за 50 лир, т.к. я уже две ночи толком не дремал, из-за холода в горах.

Я был спасен. Габиль привел меня в отель, потом я буду писать слово гостиница в кавычках. Клопов помой-му не было, но душевая кабинка смотрелась вот так. (По морально этическим соображениям туалет показывать не буду)

Подобные путешествия сильно разширяют границы понятия комфорт. Дремал я эту ночь в данной гостинице и осознавал, какой же это кайф дремать, в то время, когда у тебя под ухом никто не стреляет и в то время, когда температура окружающей среды около тебя не около нуля, а +20 градусов. Доволен я данной гостиницей остался по уши. Подробнее про ту гостиницу возможно прочесть в моей заметке с места событий тут.

По окончании ночевки из Карса выехал я рано утром. Но сперва мало проехался по городу. Ветхая армянская церковь Всех Святых и крепость Карс на заднем замысле. Турки на данный момент пристроили к церкви минарет и сейчас церковь уже не церковь, а мечеть.

Турки вот что пишут про церковь.

А это крепость Карс. Одна из самых громадных в Закавказье. Но, как говорится, не было еще таковой крепости, которую бы не забрала русская армия. Отечественные войска на протяжении русско-турецких и крымских войн неоднократно занимали Карс, и 40 лет с 1877 по 1917 год Карс пребывал в составе России. Была кроме того такая Карсская область. Еще и по сей день в городе возможно встретить довольно много строений, выстроенных русскими.

В Карсе живет довольно много народов и турки, и курды, и азербайджанцы, а также армяне, каковые возвратились ко мне в начале 20-х годов сразу после геноцида, в то время, когда Карс опять стал частью Армении. Какой народ живет в этих сёлах, мне узнать не удалось. На все мои вопросы местным обитателям типа: Курд?, Турк?, Азербайджан? я не обнаружил ответа. Но вероятнее тут живут уже этнические турки. Территория расселения курдов закончилась в Карсе.

А вот и местные обитатели. Колоритная госпожа.

В городе Дамаль уже совершенно верно живут турки. Кое-кто из местных имел возможность сообщить пара фраз по-английски. До тех пор пока обедал, ко мне подъехал на трехколесном велосипеде местный мальчишка лет 5. Он мне что-то говорил на своем языке, я ему отвечал на русском. Забавный диалог оказался. И у меня было такое чувство, что он так как осознавал о чем я ему сказал.

По окончании Дамаля меня ожидал самый сложный участок сегодняшнего велопути. Мне нужно было забраться на горный перевал высотой 2550 метров. Задача эта усугублялась отсутствием асфальта на дороге, постоянной пылью от иранских грузовиков, встречным ветром и тем, что я уже 5-е дни был на высотах около 2000 метров, акклиматизация давала о себе знать.

В данный перевал я карабкался почти три часа со скоростью не больше десяти километров/ч. Не легко было, но основная задача на сегодня выполнена. в первых рядах продолжительный спуск прямиком к турецко-грузинской дороге.

На границе собственной очереди ожидают антикварные грузовики и иранские бензовозы, каковые были моими верными спутниками в течении всех этих 600 км из турецкого Вана до грузинской границы. Крутые автомобили! Я продолжительно не имел возможности осознать куда едут все эти фуры. Меня за эти 4 дня обгоняли много таких автомобилей. Первое, что пришло на ум ну не имеет возможности же быть таких экономических связей у Грузии и Ирана, а в Россию уж очевидно по Каспию будет несложнее везти грузы. В итоге, маялся с вопросом куда едут все фуры и эти бензовозы? и только в то время, когда возвратился в Россию совсем случайно определил ответ… Но об этом в других сериях.

Турецкий штам в паспорт я взял без неприятностей, а вот грузинским произошёл неприятный инцидент. Грузины часа три не желали пускать в страну. Все искали в паспорте штамп абхазский))) Три часа искали, не нашли. Докапывался до меня какой-то юный грузин, что ни по-русски, ни по-английски толком не сказал. В то время, когда мое терпение кончилось, я применял тайное оружие — русский мат на повышенных тонах. Разговор оказался приблизительно таковой: Пи-пииии-пи-пиии, ты пи-пи—пи-пииии! Давай ко мне старшего офицера, твою мать! Грузин кроме того замешался на секунду от для того чтобы поворота событий и быстренько позвал офицера. Тот уже свободно владел русским-языком. Офицер мне говорит, что меня не пускают в Грузию т.к. у них в базе нет информации о том, посещал ли я Южноосетинскую республику либо Абхазию, а в паспорт имеется штампы, каковые не читаются. Вот они и считаюм, что я намерено размазал штампы, каковые были взяты мною на границе этих республик.

Впереди еще будет довольно много тематических рассказов на следующие темы: Балканы, Прибалтика, Дунай, Западные славяне и многие другие.

P.s. В первой части моего рассказа о велопоездке по Курдистану, меня многие ругают за то, что я чуть ли не в геноциде армян принимал участие. Я не являюсь экспертом по истории этих мест. Я всего лишь простой путешественник, что проехал по этим местам на велосипеде, и что говорит то, что видел. Исходя из этого, в случае, если я не видел в том месте армян, я так прямо и пишу: Армян не видел. А вдруг я видел лишь курдов и курдские сёла, а местные мне говорили Велком ту Курдистан, то я и пишу: Ездил по Курдистану. Всем, пис! Армяне братья для меня.

Продолжение рассказов о каждом дне велопутешествия длиной более 7500 км через 23 страны возможно отыскать тут.

В Турцию на Машине #5 Гора Богов


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: