Путешествие меж двух морей — восток турции

Потом — улочки. Кстати, девушку кликали Yesim, ну либо Ешим по-русски.

Все б отлично, да напрягала некая ее приставучесть. Идем значит, улицей, она — Наблюдай, ресторан!. И тащит в том направлении

Я, дескать, клево! Лишь не сейчас, детка. Идем дальше, какой-то проулок. Она: Хотель!. И опять тащит в том направлении, что-то говорит на турецком вышедшему навстречу управляющему. Тут было нужно брать обстановку в собственные руки, разъясняться с управляющим, что мне не нужно номер. Идем дальше. Опять она: Mescid! (мечеть).

Ну хорошо, это еще возможно:

Вот такие превосходные улочки видятся в Антепе:

А вот таковой данный муравейник с далека:

Какими-то неправдами и правдами, но одной только устной дипломатией, я простился с Ешим. И забрал курс дальше, на Шанлыурфу (Sanl?urfa). До выезда из Газиантепа меня довез дядька на мопеде, и за городом я сходу поймал машину до Низипа (Nizip). Юноша ехал по опытной требе, он — ветеринар. Как сам он сообщил корова врач

Хороший товарищ, он подарил мне футболку и кучу салфеток. И тебе удачи, брат!

А это, думается, уже Биреджик (Birecik). Мне стало страно, как тут наблюдали на меня. Я, турист, приводил к суматохе на улице. Взрослые с опаской посматривали, а вот дети, со всей собственной непосредственностью, показывали пальцем, доходили, говорили Хеллоу!. И просто увязывались за мной. Было необычно.

Биреджик сверху:

За Биреджиком я поймал машину до Шанлыурфы. Но по пути мы заехали на карьер. Тут создают известняковые блоки для постройки. Шофер был обладателем этого карьера, а его приятель, также ехавший с ним — экспедитором.

Вот такие кирпичики:

К сожалению, либо к счастью, у меня нет ни одной фотографии Шанлыурфы. Я ожидал заметить, мягко говоря, какую-то дыру, а выяснилось Шанлыурфа в полной мере себе приличный город в 45 км от сирийской границы. Пыльно очень в воздухе. В Шанлыурфе я не стал задерживаться, хватило с меня того, что я ее прошел пешком полностью, потравил на это больше 2 часов. За городом я поймал машину в Сиверек. Компания была весьма занимательной: мальчик, сынок какого-либо местного сенатора (он так сообщил; сын депутата, я осознал), и его персональный телохранитель, он же шофер в одном лице. Общение не напрягало. Мальчишка, лет 15, мало знал британский. До Сиверека мы долетели шустро, и меня пригласили на ужин. Я ж само собой разумеется ни при каких обстоятельствах не против! Машина подъехала к какой-то многоэтажной вилле. Я обомлел. Вот так этнография выходит! Ужин накрыли в особой мужской помещении. Все как положено, на полу. Еда — отдельные тарелки с мясом и рисом — возбуждали неистовый аппетит у голодного путешественника. Я принялся, но скоро пожалел собственной скороспешности — мясо выяснилось адски острым, аж слезу я разрешил войти. Телохранитель увидел конфуз, подсел рядом и, улыбнувшись, умышленно скушал кусочек мяса и закусил жгучим перцем. Я через слезы улыбнулся ответ, в случае, если это, само собой разумеется, возможно назвать ухмылкой.

По окончании ужина мне внесли предложение помыться в душе, и позже отвезли обратно на автостраду. Мрачно, линия забери! И ночи-то какие конкретно, на ощупь идти нужно. На протяжении автострады я вышел за город, а в том месте, одной судьбой ведомый, я спустился с крутой насыпи в степь. Ну не ставить же палатку у дороги! И я побрел по этому полю в отыскивании отличного места. А какое такое хорошее место? Кто был в степи — тот знает, в ней все места неудачные. Схорониться негде. Вдобавок обнаружилось, что кругом растет злючая колючка, и места свободного нет, везде она. Через некое, очень маленькое время, мне наскучило брести, спотыкаясь и матеря за одну секунду попадающиеся камни. Я поставил палатку как имеется и уснул.

Утро меня встретило таким восходом солнца:

Проснулся я под мычание коров, которых пастухи гнали на пастбища.

Я собрался в полчаса и убежал из этого.

На фуре я доехал до Диярбакыра (Diyarbak?r). Вот это один из городов, что мне больше всего запомнился! В первую очередь, центр.

Он окружен древней крепостной стеной:

Под ней расположен аккуратный парк:

И вдобавок на эту стенке возможно взобраться и обойти город по периметру, и это легко офигительно!

Жилые кварталы, вид со стенки:

А вот и великий Тигр течет. Не Енисей, само собой разумеется, и не Лена… но имеет место быть, как обожают сказать, колыбелью цивилизации.

Таковой вот четырехногий минарет:

И переулки в центре у рынка:

Какие-то сушеные ништяки:

Кстати, нужно бы и о еде насущной несколько слов молвить. Вот это — одна из восточных сладостей, как именуется — не знаю. Приобретена по принципу выглядит съедобно. В действительности, весьма вкусное яство. Стоит 4 лиры, наподобие.

Дёнэр (у нас его донером обожают обзывать). По-любому, — база сытного питания путешественника. Гастроэнтерологи и диетологи в кошмаре. В булку кладется мясо, овощи, и другое, сдабривается соусом. Дико вкусно, в то время, когда голоден. Обычно дико остро. На фото — один из самых мелких мной съеденных. Стоит 2 лиры, за 3 лиры я брал целый батон хлеба, разрезанный на протяжении и начиненный разнообразной начинкой. В туристических местах может стоить 10 и более лир. Не верьте, это наё… обман. Еще имеется дюрум — это та же начинка, что и в дёнэре, но завернутая в толстый лаваш.

Вот он, дёнэр:

А это я кроме того не знаю, что такое, похоже чем-то на пончик. Вкусно.

В Диярбакыре я пробыл пол дня, а также пара жалею, что не остался продолжительнее. Весьма мне понравился данный город. Но что-то тянуло меня дальше. Диярбакыр — большой город, население — около 800.000. Любой автостопщик знает, как иногда не легко не редкость добраться в громадном городе до нужного выезда на автостраду. Так было и сейчас. Мне,впрочем , было лениво плестись по адской жаре. За полдень термометр показывал +36 в тени. Не раздумывая, я отправился на автовокзал. Следующим пунктом я для себя назначил Эрзурум (Erzurum) — самый высокогорный город Турции. Но не все так не так долго осталось ждать. Путь должен был пролегать или через Элязиг (Elaz?g) и Бингёль (Bingol). В последний момент я поразмыслил, что это будет неправильно — побывать в восточной части Турции и не заметить озера Ван, и исходя из этого взял билет в Татван (Tatvan). По карте до него было около 220 км, но я и не подозревал, на какое количество эти километры растянутся. Но, я ни о чем ни разу не пожалел — это был один из самых красивых участков дороги.

Из Диярбакыра автобус достаточно скоро отправился пустыней. Все заволокло пыльно, все мертвенно бледно.

Не смотря на то, что иногда пустыня перемежалась всхолмленными лугами:

Бугры понемногу росли, речки становились уже и стремительней. Снято из окна автобуса:

А дальше было еще прекраснее: показались горы. Не гиганты, но заслоняющие собственными стенками небеса, и образуя глубокие ущелья. Я не фотографировал, потому как из автобуса это занятие неблагодарное. Уже к вечеру, в 18 либо 19 мы приехали в Татван. Оный находится прямо на берегу озера Ван. Озеро весьма соленое (в 6 раз солонее морской воды), однако рыба в нем водится. Какая — не знаю. Основное, что радовало — тут не так жарко. Озеро находится на высоте 1650 метров над уровнем моря.

Татван — пыльный город, ничего занимательного мне не нашлось в нем. В полной мере быть может, не хорошо искал. Да и не искал по большому счету. Я только зашел в несколько отелей, но в них не выяснилось свободных номеров. В одном из двориков я присел, дотянулся нетбук, дабы взглянуть карты дорог Турции и почитать Lonely Planet. Тут же, откуда ни возьмись, показались интересные дети. До тех пор пока я был занят, и не подмечал публики около. Через 5 мин. около меня собралось около 20 деток. Нашлось кроме того пара спросивших меня по-английски Кто я? и Откуда я?. Кстати, Раша, Москоу не все знают, исходя из этого лучше в турецком варианте Русиа, Москова сказать . Татван:

Я убрал нетбук и отправился по улице, за мной увязалась процессия из детей. Они, действительно, понемногу отваливались, так что через 10 мин. я уже шагал в гордом одиночестве. Но недолго. На выходе из супермаркета ко мне подошел юноша, дескать, давай знакомиться. Я внес предложение пойти со мной к выходу из города, потому что пора было уже спешить — смеркалось. Паренек обучался тут, в Татване, в университете на 1 курсе. Практическое незнание британского в полной мере окупалось желанием и экспрессией поболтать с чужестранцем. По пути мы прошли его универ, к нам присоединились его приятели. Так мы и дошли до автострады.

Вот мы все:

А дальше — самое увлекательное. С каждой минутой темнело, я вышел на автостраду, обошел какую-то мешающую и вызывающую большие сомнения личность, голосующую в ночи. Но у меня-то имеется маленькое преимущество: светоотражающий жилет. Уже через 10 мин., затемно, остановилась машина. Турок ехал в сторону Айлата (Ahlat) из Диярбакыра. Конечно, окромя турецкой мовы, он второй не разумел. Ну да хорошо, мы во многом друг друга осознавали, помогая жестами. Еще, проезжая поселения, он именовал их турецкие и арабские эквивалентные заглавия. Я вообще-то желал выйти где-нибудь в окрестностях Айлата, дабы заночевать. Но на мое предложение турок сложил руки у головы и положил на них голову, изображая сладкий сон, а позже продемонстрировал на себя. Отправились, дескать, ко мне, заночуешь. Опять, вот так этнография! Само собой разумеется, отправились.

Он растолковал, что сперва нужно заехать в второй дом, на чай. К любовнице. Ну так и это замечательно — буду глубоко изучить быт восточных турок. Мы заехали в Айлат на рынок, он приобрел кучу еды, заправился, и мы двинули. Любовница появилась в домике недалеко от автострады, в степи. Одноэтажная халупа, в как положено: обувь снимаешь, и ходишь по коврам. Меня приняли радушно. Сперва чай, его турки везде выпивают из той посуды, из которой русский водку выпивает. Это стеклянные стаканчики грамм на 70. Выпивают чай крепкий и сахаром. Выпивают чинно и подолгу, ну и помногу. Я сперва не осознавал, — как же так-то? Дома завариваешь сходу пол-литра в стаканище и зараз порожняешь. А тут возможно, и необходимо, подолгу тащить наслаждение. Впроче, чуть позднее я втянулся в данный созерцательно-медитативный процесс чаепития. На ужин мне поднесли дюрум, я его сточил не церемонясь и благодаря (Tesekkur ederim! = Тешеккюр эдерим! = Благодарю!).

С час, возможно, в доме обсуждались глобальные проблемы. Тут, кроме любовницы, находились её мать и старый отец, и дети в довесок. Наконец, мы распрощались, отправившись в главный дом. Ехать нужно было около 50 километров в город Патнос (Patnos). Манера езды Мехмета (так кликали храбреца-любовника) меня радовала и ужасала. Мы ехали на его стареньком Опеле 140 км/ч не различая полос, играясь в гонки с этими же отмороженными видящимися водителями. Не смотря на то, что что жаловаться — в Турции эта манера повсеместна, и я уже порядочно привык.

В Патносе мы были через полчаса. Входим в дом, здороваемся (Meraba! = Мераба! = Здравствуйте!). Что-то дам в этом доме подозрительно довольно много и детей. Может коммуналка?.. — подумалось мне. Ан нет! Сцена: Мехмет проходит по помещению, садится на почетный диван, меня усаживает вместе с собой. Все семейство, онемев, сидит на полу. Поднимаются две дамы, попеременно подходят в главе, целуют протянутую руку, после этого прикладывают ко лбу и садятся обратно. Я обожаю ухмылку Мехмета, он показывает безымянный палец с двумя кольцами, говорит о жёнах, позже — на кольца, и гордо радуется. Я попал в гарем… Сильно! Пускай и не официальный — Турция де-факто светское государство, и лишь одна супруга положена честному турку по закону.

Целый вечер я по большей части выпивал чай, слушал непонятные беседы, что-то пробовал растолковать. Лишь самая старшая дочь осознавала с дюжина британских слов. О, забыл сообщить о плодородности этот семьи: девять деток.

А вот неспециализированный кадр. Все детки не вместились: две девченки не желали фотографироваться, быть может пугались; еще трое детей — дремали.

Я сидел аки падишах на диване. Только что опустошенный стаканчик чая пополнялся сметливыми хозяйками и подносился мне. С меня кроме того сняли носки и унесли стирать. Уже за 12 ночи я пожелал вздремнуть — меня открыто вырубало. Меня отвели в душ. Душ, линия забери! Пускай это всего лишь два ведра тёплой воды, но так как горячей!

Мне постелили ложе в отдельной помещении. Я мгновенно отключился. Сутки удался!..

Снято уже поутру:

Поднялся около 8. Хозяева скоро также проснулись. Мехмет скоро собрался и довез меня до автостанции и усадил в долмуш (маршрутку) до Агры (Agr?). Он заплатил за нее, не обращая внимания на мой отказ, а также мало обиделся. Наподобие: ну такие мелочи, кинь!.

Время до отправления мы провели в чайхане рядом:

Долмуш перед отправлением набивается до отказа, достаются табуретки, народ садится в проходе.

Агры — еще один пыльный город. Не смотря на то, что, это как наблюдать. Я постарался дать красок ему:

Пыль тут в прямом смысле везде. Тут рукой подать до пустынного Ирана, и линия знает, что в том месте в данный сезон творится. Я желал споначалу ехать в к границе Ирана, в город Догубаязит (Dogubayaz?t), поглазеть гору Агры (Арарат по-армянски). Но что-то передумалось мне.

Я еще мало погулл, посмотрел в закусочную, покушал вкусный дюрум с айраном, и отправился на автостраду.

Хорошей позиции не наблюдалось, и просто брел на протяжении автострады. Внезапно со мной поравнялись две телеги. Я поприветствовал ребят, на что они внесли предложение залезть к ним. Самое увлекательное тут — процесс запрыгивания на едущую телегу с большим портфелем. Чем-то это напоминает прыжки через планку. Имя его я не помню. Сообщил только kurdish, курд, значит. Весьма приятно, царь. ©

Так мы проехали несколько километров, курды после этого свернули, а я спрыгнул и отправился дальше. Именно нашлась хорошая позиция. В первоначальный раз я поразмыслил, что завис на долгое время. Полчаса я ловил машину. Тут большой поток иранских автомобилей, часть загруженных, частью не желающих брать путешественника. Ко мне кроме того подъехала вызывающего большие сомнения вида транспортное средство, из которого вылезли такие же вызывающего большие сомнения вида турки, один из которых представился полисменом из спец.структур. ФСБ’шник что ли? В любом случае, по английски он сказал весьма не хорошо и лишь заученными фразами: Я такой-то., Я оттуда-то., Что ваша тут делает, мол. Моя не осознавать!, Тут страшно, нужно ехать на автобус!. Ваши документы! — он сообщил. Мне понравилось. Ну уж нет, — говорю я, — сперва ваши. На том и разошлись, — я ему поведал, что ему в Гюрдистан (Грузию).

Скоро поймалась машина до пункта Элешкирт (Eleskirt). Юноши меня чуть не удушили своим свойством курить одну сигарету за второй в хорошо закрытой машине. И привезли меня опять на автовокзал-отогар, растолковывая, что тут автостопа не существует, и ехать дальше возможно лишь на автобусе. Через 10 мин. я уехал на комфортном минивэне до самого Эрзурума, пойманном в двухстах метрах от автовокзала.

Эрзурум находится на высоте 1900 метров над уровнем моря. Зимний период это лыжный курорт всея Турции. Да и летом тут не слишком-то жарко. В данный сутки было около 24 за полдень. Окрестные горы на макушках еще держат не стаившие снежники.

На улицах Эрзурума:

Эрзурум меня ничем не привлек, не считая благодатной погоды. Я больше ничего тут и не искал. Прошелся только по городу, отыскал автовокзал, где лень мне сообщила: садись в автобус! Так я и сделал: приобрел билет до Артвина (Artvin). Менеджер, реализовавший мне билет, добродушно внес предложение покинуть портфель в офисе. Я дал согласие, не видя ничего предосудительного, тем более, что в том месте уже лежала куча портфелей, сумок, прочего скарба и тележек. Я меж тем имел час свободного времени, дабы сходить в центральный район города и заодно умилостивить голодное чрево.

Реклама — двигатель торговли, воистину:

А это — легко подземный переход:

Я засиделся в закусочной, разговорившись с интересным хозяином. Он интересовался русским футболом. Разговор хоть и не очень клеился, снова же из-за языковых непониманий. Долбаный Вавилон! На автовокзал я прибежал за пара мин. до отправления автобуса, схватил портфель, сел в транспорт и мы отправились.

Дорога на Артвин — это еще один шедевральный участок пути, по которому я имел неординарное счастье проехать. Целый путь проходит глубоким ущельем в тверди скал и гор, неизменно сбрасывая высоту. Все это поразительно красиво в закатном свете, и мой участок души, накрепко привязанный к фотографии рыдал и стонал: Ну как так? Не возможно так делать, выходи, выпрыгивай в окно, лезь на гора, добывай штатив и фотографируй!. Только сон стреножил эти порывы: стемнело и меня мало укачало, я по временам спал. В Артвин мы приехали кромешной ночью. На выходе ко мне по-английски обратился забавный юноша, с некоей тревогой: Ты уверен, что тебе нужно тут выходить? Это еще не конечная!. Я заверил, что все окей, тут все классно и безопасно. Выяснилось, он пользуется couchsurfing.com, и кое-что соображает в романтике путешествий. Мы простились, автобус уехал. Я же получил ночлег на высокой горе, с панорамным видом на целый город.

Артвин ночью:

Утром, собирая палатку, я понял, что пропал нетбук. Мало поразмыслив, стало ясно, что он пропал именно на автовокзале, поскольку до этого я им пользовался. Ну да и Всевышний с ним. Из Артвина я доехал на долмуше до Хопы (Hopa). Это уже Черноморский берег. Пасмурно и дождит, маленькие волны гуляют по морю. На каком-то грузовике я добрался до пограничной деревеньки Сарп, тут же поймал машину с грузинкой, возвращавшейся из Турции к себе, в Кутаиси.

Красивое путешествие по Турции, Анталия. Лучшие пляжи и курорты


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: