Похожие записи: топка для воска, кориандр растение,

Рыбы и амфибии рождают живых детенышей

Мы привыкли считать, что все рыбы мечут икру, из которой и развиваются мальки, превращающиеся во взрос­лую рыбу. И оплодотворение яиц (икры) у них, как прави­ло, наружное. Но из этого правила, как из многих других явлений природы, есть исключения. Существуют рыбы, ко­торые рождают живых детенышей после внутреннего опло­дотворения икры. К ним относятся почти все хрящевые и некоторые костистые рыбы (карповые.). У многих из них имеются настоящие копулятивные органы (видоизме­ненные лучи брюшных и анальных плавников), которые служат для введения спермы в половые органы самки.

Зародыши этих рыб развиваются в яйцеводах, играющих роль матки. Обычно желточный мешок мальков не связан со стенками так называемой матки (яйцевода), но у некото­рых акул (кархариас и мустелюс) он соединяется с ними, образуя нечто вроде плаценты. У хрящевых рыб живородность поразительно бросается в глаза. В водах Мексикан­ского залива обитает крупнейший скат – морской дьявол, или манта, вес которого достигает 500 кг, а размер тела – 5 – 6 м. Это морское чудище имеет громадные “крылья”, достигающие нескольких метров в размахе, плавники и длин­ный тонкий хвост. Резвясь, морской дьявол может выпрыг­нуть из воды на высоту нескольких метров. Но между тем это самая безобидная рыба, которая питается мелкими ры­бешками и, будучи хищником, человека не трогает.

Этот скат интересен тем, что самка его рождает только одного детеныша, но зато он имеет 1 м в поперечнике, а вес его достигает 20 кг.

Из костистых рыб живородность наблюдается у морских собачек, зубастых карпов, скорпен, голомянок. Яйца у них оплодотворяются в яичниковом мешке или в яйцеводе в результате спаривания. Число молоди невелико – от 40- 50 до 300-1000.

Еще более, чем у рыб, инстинкт заботы о потомстве раз­вит у амфибий, и проявляется он у них в самых различных формах. У лягушки с Соломоновых островов весь метамор­фоз личинки происходит в яйце – теряется хвост, отпадают жабры. Пробуравив коническим рылом оболочку яйца, ля­гушонок выходит из него вполне сформировавшимся, спо­собным скакать и прыгать.

В очень сухих местах самки многих амфибий отклады­вают яйца в защищенные от солнца влажные места, напри­мер в углубления под деревьями.

К тому же развитие их личинок происходит с невероят­ной быстротой. У парагвайской узкоротой лягушки личинки выходят из яиц за 21 час, у чилийской болотной лягушки их развитие заканчивается в течение 24 часов.

При еще большем ускорении развития зародышей жи­вотные становятся живородящими. Из этих примеров еще не очень хорошо видна активная роль родителей в заботе о потомстве. Есть более яркие примеры. Так, головастики длиннопалой лягушки с Сейшельских островов, вылупив­шись из яиц, взбираются на спину отца или матери, пи­таются через кожу родителей и путешествуют вместе с ними.

То же самое делают и головастики американского древо­лаза. При высыхании болотца или пруда они присасываются к спине взрослой лягушки и отправляются с ней в новый водоем.

Безногая цейлонская амфибия рыбозмея буквально вы­сиживает своих личинок. Она роет в земле норку вблизи воды, откладывает туда яйца и спиралью обвивается вокруг них. Слизистые выделения тела сохраняют яйца влажными и доставляют питание зародышам. Претерпев определенный этап развития, зародыши отправляются в ближайший водо­ем. Взрослая рыбозмея, будучи земноводным животным, страшно боится воды (курьез природы), а попав в водоем, сразу же тонет в нем.

Некоторые бесхвостые амфибии строят для молоди сво­его рода колыбельки.

Самка лягушки квакша-кузнец таскает со дна ил и делает из него на поверхности воды кольцевой вал наподо­бие кратера вулкана. Внутри вала она откладывает яйца, которые тут же оплодотворяются самцом. Через четыре-пять дней из яиц отрождаются головастики, а вал служит им на­дежным убежищем.

Маленькая южноамериканская квакша
филломедуза (длиной не более 4 см) откладывает свои яйца в свисающие над водой листья, которые она предварительно свертывает в трубку, а края их склеиваются слизью, окружающей яйца. В этих колыбельках личинки развиваются до появления легких, затем падают в воду, где и заканчивают свое раз­витие.

Другие представители класса земноводных не занима­ются постройкой гнезд, а обходятся природными средствами.

У нашей жабы-повитухи самец просто накручивает себе на ноги яйцевые шнуры метровой длины и таскает их за собой по тенистым, сырым местам и даже забирается в но­ры. Через 17-18 дней жаба-отец с четками из 40-50 икри­нок отправляется в воду, где из них выходят головастики, которые, как обычно, превращаются во взрослых лягушат.

Американская беззубая и безъязычная пипа вынашивает икринки в особых сотообразных углублениях на коже своей спины. Каждое яйцо (а их бывает несколько десятков) с помощью трубкообразного яйцеклада (вырост клоаки) поме­щается в отдельную ячейку на все время развития. Стенки ячеек довольно тонки и пронизаны густой сетью кровенос­ных сосудов, через которые развивающиеся личинки полу­чают питательные вещества и влагу. Спустя 80 дней вполне сформировавшиеся на спине матери, но еще очень малень­кие лягушата переселяются в воду.

Весьма своеобразен способ развития у южноамерикан­ской лягушки ринодермы Дарвина. Самка откладывает яйца, а самец оплодотворяет их, затем берет в рот и протал­кивает в длинный голосовой мешок, расположенный у него под кожей на груди и брюхе. В таком мешке помещается 20-30 яиц.

В первое время личинки питаются за счет яичного желт­ка, а затем они поверхностью спины и хвоста срастаются со стенками голосового мешка родителя, за счет которого те­перь и начинают питаться. Достигнув зрелости, молодые лягушата покидают убежище – отцовский голосовой ме­шок – и переходят на свой корм.

Среди хвостатых и безногих амфибий встречается и живородность. Живых, вполне сформировавшихся детенышей (по одному-два) рождают горная и пещерная саламандры и кожистая червяга.

Все эти своеобразные способы размножения, как бы даже не типичные для амфибий, и сложные проявления заботы о потомстве возникли как приспособление к изменяющимся условиям окружающей среды. Высыхание водоемов, жизнь в наземных и подземных условиях и многие другие факторы наложили свой отпечаток на поведение этих животных.

Почти у всех пресмыкающихся, или рептилий (ящерицы, змеи, крокодилы, черепахи), инстинкты заботы о потомстве крайне просты и однообразны. Они роют норки в земле или песке, откладывают в них яйца (несколько штук или десят­ков), закапывают их и оставляют на попечение природы.

Суринамская пипа с разви­вающейся икрой на спине: маленькие лягушата выходят из ячеек вполне готовыми к самостоятельной жизни. Эта южноамериканская лягушка почти все время живет в во­де, поэтому и во взрослой форме у нее сохраняются ор­ганы боковой линии, как у рыб.

Через 1,5-2,5 месяца из яиц развиваются детеныши, готовые к самостоятельной жизни.

Некоторые змеи, удавы, ящерицы живородящи. У них оплодотворенные яйца задерживаются в теле матери и на свет выходят готовые зародыши.

Иначе заботятся о потомстве птицы и млекопитающие животные. У них инстинкт выражен более ярко и проявля­ется сильнее. Но, как нередко бывает в природе, и здесь есть исключение : некоторые птицы предоставляют выведе­ние из яиц своих птенцов солнцу, другие воспитывают детей за счет чужого труда (кукушка).

Как правило, все птицы вьют гнезда, теплом своего тела насиживают яйца, выводят птенцов и не бросают их, а вос­питывают до взрослого состояния. Так же относятся к своим детенышам и млекопитающие животные, начиная от утконоса, ехидны, кенгуру и кончая приматами.

Неутомимая забота о потомстве у птиц может служить примером для многих других животных.

Метки:
22 марта 2010

Случайные статьи