Самостоятельное сафари в танзании. серенгети. по деревням танзании

Встретив рассвет в кэмпинге, быстро позавтракав и побегав с фотоаппаратом за не боящимися человека птицами, мы выехали навстречу новому сафари-дню. Я запланировал посещение реки Мара и последующую ночевку в кэмпинге на севере парка — Lobo campsite. Очень хотелось увидеть переправу мигрирующих антилоп Гну и охотящихся на них крокодилов.

Красноклювый ток (Tockus erythrorhynchus) из птиц-носорогов в кэмпинге Tumbilo.

Африканский марабу (Leptoptilos crumeniferus)

Светлый певчий ястреб (Melierax poliopterus)

Для того, чтобы доехать до реки Мара, я по навигатору прикинул примерную точку, в которой предполагал увидеть переправу, нажал в приборе поехать и со спокойной душой следовал нарисованному маршруту, как потом выяснилось зря. По обе стороны от дороги то и дело появлялись разнообразные копытные, которые уже не так привлекали внимание, как в первый день. Другое дело — река, полная бегемотов, устроивших подобие собственных олимпийских игр, в программе которых были различные виды какания: в длину, в высоту и так далее. Японские туристы (а может, корейские, монгольские, китайские или казахские), наблюдавшие за бегемотами, поголовно были в марлевых повязках. От вони это ни капли не спасало, от опасных африканских болезней, таких как малярия или сонная болезнь — тоже, они не передаются воздушно-капельным путем. Из этого я сделал вывод, что японцы очень боятся гриппа или ОРВИ, ну или просто любят носить маски.

Бегемот крупным планом

Какание в высоту

Синхронное какание

После посещения реки с бегемотами началась самая интересная часть нашего путешествия. Я спокойно ехал по навигатору и даже особо не обратил внимания, что по обочинам стали появляться какие-то маленькие поселения с домами, возведенными из коровьего навоза, которых в заповеднике быть не должно. Однако дорога была хорошей, четко совпадала с ниткой маршрута, поэтому беспокоиться, казалось,было не о чем. Но чем дальше мы ехали, тем чаще навстречу начали попадаться деревенские жители, идущие по своим делам: кто-то тащил бочку с водой у себя на спине, кто-то впрягся в телегу с грузом, а кто-то просто сидел на обочине и что-то кричал проезжающему джипу с белыми туристами. Посмотрев на всю эту картину, я понял, что мы выехали из границ заповедника и едем по деревенской Танзании. Возвращаться назад я не стал, так как по карте была дорога, идущая на север и заходящая в заповедник, даже был отмечен КПП рэйнджеров, которые проверяют документы. Таким путем мы и решили вернутся обратно в Серенгети и, посмотрев на антилоп, пересекающих реку Мара, остановиться в Lobo кэмпинге. Дорога становилась все хуже и хуже, а местных жителей все больше и больше. Для меня стала откровением такая плотность населения в сельской местности. У нас, выехав из Ростова по грунтовой дороге, часто не встретишь ни одного человека до следующего населенного пункта, а тут, в Танзании, захочешь сходить по нужде и не сможешь этого сделать в одиночестве). Очень много детей, в одной из деревень проходил какой-то детский праздник, и их там собралась огромная толпа — человек 300, не меньше. Очень часто дети пасли коров и пускались бежать за машиной, выкрикивая непонятные слова на суахили. Я итак себя начинал чувствовать не в своей тарелке, а тут они подливали масла в огонь. Местами встречались огромные радиальные ямы, образовавшиеся после потоков воды в сезон дождей. В одну из них я сел на мост и заглох. Выйдя из машины посмотреть как выбираться из сложившейся ситуации, я понадеялся, что кто-то из местных мне поможет толкнуть машину, но не тут-то было. Никто из встречных не знал ни слова по-английски. Приветливые и дружелюбные к туристам в городе и заповеднике, местные жители здесь отвечали хмуро и с неохотой на своем языке, не мудрено, что понять друг друга мы не смогли. В итоге из-за каких-то кустов вышла молодая женщина и начала что-то мне рассказывать. Лицо ее было усыпано непонятными шрамами — как после тяжелой болезни и помочь своим бормотанием она бы мне явно не смогла. Приободрившись от такой картины, я сел за руль, завел мотор и дал газу как следует — дефендер буквально взрыл мостом землю, как плугом, и вырвался из западни.

Вскоре дорога, если ее таковой можно было назвать, перестала совпадать с ниткой маршрута, и мы ехали уже наобум, стараясь хотя бы примерно придерживаться нужного направления. При этом меня не покидала надежда встретить англоговорящего негра и я периодически останавливался спросить дорогу. В одном из диалогов я, интенсивно жестикулируя, пытался спросить у мужчины с женщиной направление в заповедник Серенгети. Причем слово Серенгети они явно понимали и даже повторили несколько раз, а вот слова way, road, direction, куда бл..ь ехать? остались для них загадкой. И тут женщину осенило! С блеском в глазах, с которым обычно к великим ученым приходят их гениальные идеи, она выкрикнула единственное слово, которое знала по-английски: Yeeees! Serengeti, Yes! и восторженно захохотала, увидев мой палец, поднятый вверх в знак одобрения.

Плутая по бесконечным деревням, мы практически выехали к реке Мара. Оставалось ее пересечь каким-то образом и по другому берегу попасть в заповедник, если, конечно, там есть дорога, в чем я был совершенно не уверен. Выехав на холм, я посмотрел окрестности и не обнаружил нигде моста или хотя бы намека на него. Пришлось возвращаться обратно на дорогу, встречая толпы народу, вышедшие из своих навозных хижин посмотреть на чудо — джип с белыми туристами. Неожиданно я увидел человека, на удивление опрятно одетого и с исправным на вид велосипедом без следов ржавчины. Особо не надеясь, я все же сказал ему Hello и, услышав в ответ, Hello, how are you, я готов был расцеловать этого столпа цивилизации. Выяснилось, что с севера я никак не попаду обратно в заповедник и нужно возвращаться. Благо, спаситель показал хорошую дорогу, по которой мы доехали в Серенгети за 40 минут вместо трехчасового рубилова по бездорожью.

Заправившись бензином и приехав в кэмп, я понял, что ноги еле разгибаются, а руки слегка трясутся — за всю дорогу я редко выходил из машины, да и о фотоаппарате позабыл. За день намотали 300 км.

Вид в Lobo campsite

Как на нас набросился ЛЕВ в Танзании во время джип-сафари по Серенгети.


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: