Стокгольмская ратуша /stadshuset

Чем превосходна? — Да это знак Швеции! Тут чествуют Нобелевских лауреатов. Награждение происходит, действительно, не тут — а в Konserthuset/Концертном зале. А тут — посленобелевские танцы и банкет! 10 декабря Ратуша наполняется взволнованным немного поднятым настроением, шуршанием бальных платьев, запахами дорогих духов и одеколонов, умными разговорами и (:)) музыкой.

Экскурсии с экскурсоводом: 10.00 и 12.00 — на британском/шведском языках, 11.00 и 14.00 — на британском, 13.00 — русском. Вход — 50 Sek для взрослых, дети безвозмездно. Билеты продаются в магазине сувениров на входе направо.

По времени мы успевали на британскую экскурсию. Мы оплатили цена билетов, нам выдали зеленые круглые стикеры на куртки, и мин. десять мы ожидали экскурсовода, между делом взглянули и выбрали себе сувениры. Тут их достаточно всевозможный выбор, в особенности завлекает любопытное внимание бокалы на витиеватой ножке (конкретно из таких выпивают шампанское на нобелевском банкете), шоколадные монеты и нобелевские медали.

Экскурсия проводится по нескольким комнатам и залам.

В Голубом зале/Bla Hallen — проходит Нобелевский ужин, в Золотом/Gyllene Salen — Нобелевский бал в честь лауреатов Нобелевской Премии. Альфред Нобель — экстравагантная и гениальная личность. Он — стокгольмец. Изобретатель динамита. Удачливый предприниматель. Неудачливый супруг. Последнее событие стало причиной тому, что собственный капитал Нобель разместил в будущее, благодаря этим фантомным барышам его имя известно практически каждому гражданину мира. Всего присуждается 5 Нобелевских премий. За выдающиеся заслуги. В физике, химии, медицине либо физиологии, литературе и сохранении мира.

светло синий зал — громадный, далеко не светло синий, а из весьма прекрасного рельефного кирпича. Говорят Эстберг впечатлился тем, как шершавая фактурность рыже-красного кирпича заиграла под солнечным светом и передумал штукатурить стенки в светло синий цвет. Если бы не это спонтанное ответ, экскурсоводам не было бы о чем говорить вам в течение десяти мин. — по бумагам числится как светло синий…а он раз и передумал… зал так и остался кирпичным… ничего не стали менять :).

Эстберг, как и все шведы — ничем не ограничивал полеты собственной фантазии, исходя из этого зал оказался мало итальянским: напоминает венецианские палаццо и дворик Ромео и Джульетты. Ни одна из колон, говорит экскурсовод, не похожа на соседнюю. Мысль Голубого зала — ассиметрия.

В Голубом зале накрываются столы (не шведские :)). Гостей — масса — целых 1200 человек и каждому отводится по 60см доступа к банкетному изобилию. Но — в тесноте, а не в обиде — всем радостно. Меню Нобелевского ужина в любой момент уникально — лучшие повара, лучшие продукты. Скатерти, салфетки, сервизы — всё особого дизайна. Из Голубого зала по широкой лестнице, по которой архитектор гонял собственную мужу намерено одетую в пышный бальный кринолин для проходимости и тестирования удобства, гости поднимаются и попадают сходу в роскошь Золотого зала.

Но его нам, туристам, оставляют на десерт, и коридорами ведут в Зал Советов, в котором вправду заседает Стокгольмский горсовет. Весьма представительный интерьер. Высоченный потолок в виде скрещивающихся свай напоминает коньковую крышу жилищ викингов. занавеси и Шёлковые обои — снова аля Италия. Полукружья древесных благородно полированных столов и кресел, мало напоминают партер в театре. Справа и слева на стенах также места, как бельэтажи. В том месте сидят прочие наблюдатели и журналисты. Стол главы горадминистрации города в центре под высоким прекрасным шелковым балдахином, по поводу которого язвительные шведы опоздали отпустить парочку насмешек, что, дескать, глава горадминистрации не король, для чего ему балдахин, как им ответили контраргументом, что эта конструкция предназначена только в целях усиления акустики.

Потом попадаем в серый Сводчатый зал с высокими и весьма узкими окнами, изгибы кованой решетки на которых сильно напоминают волны Рыцарского пролива/Riddarsfjarden, что морщится за ними.

Данный зал — средняя часть громадной Башни Ратуши. Другими словами на данный момент мы находимся, образно говоря, под известным флюгером, венчающим главу башни — в виде Трех Золотых Корон.

Символический суть, которых в истории следующий: шведскому королю подчинялось ни довольно много ни мало, а целых три королевства — Швеция, Дания и Норвегия. Две соседних башни возглавлены флюгером-флюгером и Солнцем-Луной. Летом мы бы, непременно, поднялись на самый её верх (106м, 365 ступеней либо лифт), посмаковали бы ослепительный пейзаж Стокгольма с уровня туч и подсчитали все отлично просматриваемые с таковой высоты его острова.

Следующий круглый зал — совсем небольшой. Он целый в цветочках :). Вернее, на его стенках неповторимые французские тканые обои из города Бове (17в.). Тут по субботам звучит Марш Мендельсона. Это Зал Свадеб. В Стокгольме возможно заключать браки не только на небесах, но и в этом премилом зале Муниципальный Ратуши.

Следующий зал — это зал. Долгий, праздничный, необыкновенный. Слева — череда прозрачных окон. Справа — шеренги темно-светло синий колонн. В центре — долгий стол с цветами. Это Галерея Принца Евгения либо Зал для муниципальных приёмов. Необычность заключена в подробностях. Парные проёмы окон — это барельефы, с фигурами прекрасных дам, и мужчин. Пары темно-светло синий каменных колонн — различные. Одна колонна — абсолютно цилиндрическая. Вторая — с гранями как карандаш. Соответственно они — женщина и мужчина (экскурсовод требует додуматься какие конкретно кто :)).

Безграничное чувство взаимоуважения шведов не разрешило согласиться с одним неудобством: не все гости, рассаженные на протяжении стола, имели возможность наслаждаться видами пролива. Исходя из этого само Его Величество — Принц Евгений (по совместительству ещё и живописец) самолично написал на непанорамных простенках фрески — зеркальные отражения пейзажа из окон. Вот сейчас вправду равенство — налюбоваться и тем, и этим хочется одинаково.

Снова маленький зал Трех Корон — тут наблюдаем на три пышных люстры и дальше за тяжелыми бронзовыми дверями…

Золотой зал….

Прекрасно.

Экскурсовод снова говорит увлекательную историю. Ассистент архитектора — Эйнар Форсет — совсем случайно прочёл в газете объявление о том, что одна личная компания по окончании войны (Первой Мировой) стала случайным обладателем громадного количества золотых мозаик и совсем не знала, что с ними делать. У парня показалась мысль начет оформления зала Ратуши. Основной архитектор Эстберг дал согласие на авантюру, но дал минимальной время — всего лишь год на мозаичные работы. В таковой спешке кое-какие расчеты фресок были сделаны с неточностями. По данной причине у Святого Эрика, мозаичное изображение которого начали выкладывать снизу, в отведенную высоту фрески не вместилась голова.

По большому счету, у каждой мозаики-картины имеется собственный сюжет. Основная самая громадная золотая картина — Королевы Меларен. Это символический образ Стокгольма, что расположился именно на водах этого озера. Королеву приветствует Запад (в виде мозаичной Эйфелевой башни в Париже и небоскребов в Америке) и Восток (бородатые русичи с топорами, араб на верблюде, слон).

Около Ратуши весьма хочется погулять. Но жёсткий лимит и мороз времени мешают это сделать. Исходя из этого мы её оббегаем.

Тут неординарно привлекательная набережная терраса и две фигурки на парапете лестницы, спускающейся к воде (их часто фотографируют для открыток) — Дама-Танец (Dancen) и Мужчина-Песня (Songen).

Рядом на долгой стеле-постаменте — шведский национальный герой Энгельбрект Энгельбректсон (Engelbrekt Engelbrektsson), возглавивший в сер.15в. восстание против датчан. У торца Ратуши (под башней Три короны) — монументальная фальш-гробница легендарному основателю Стокгольма Биргеру Ярлу (Birger Jarl), тому самому шведскому рыцарю, что взял промеж металлических рогов от русского князя Александра (будущего Невского, благодаря данной битве) в нач.13в. на Неве.

Рядом вход в известный ресторан В подвале Ратуши (Stadshuskallaren), в котором возможно попытаться блюда из меню Нобелевского ужина. Мы только взглянуть на вывеску. Налюбовались ещё ровной красочной монолитностью кирпичных стен Ратуши. Кирпичи для стенку употреблялись особые монастырские — munktegel. Цвет у стенку занимательный — глубочайший, но неровный — мне напомнил цвет шляпок белых грибов, таковой насыщенно коричневый, чуть в красноту.

PS. Благодаря отечественному путеводителю от Томаса Кука, в Ратушу мы имели возможность благополучно не посетить — в неё в том месте не приглашали.

Городская Ратуша Стадсхюсет (Stadshuset) (внутренний дворик)


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: