Вживую по скансену

Так как в уникальном Скансене оптимальнее гулять в середине октября, в то время, когда немыслимые краски выходят наружу, то и прогулку эту я приурочу к лучшему времени года. И к дню рождения музея, которому пару дней назад исполнился 121 год.

У входа нас встречает трехмерная подсказка, что очень кстати: в Скансене не только неординарные павильоны, но и неординарный рельеф.

В нижней части парка имеется пара открыточных видов, например, таковой,

белки,

и рыбные места.

В верхнюю поднимает особый эскалатор. Мы попадаем на… юг. Солнце красит встречным светом осень, город, облака.

В южной части музея представлены постройки южной Швеции в основном 19 века. Которая в те времена отличалась процветающими ремеслами: стеклодувным,

хлебопекарным,

печатным,

и ткацким, гончарным, столярным и потом по перечню. Очень содержательна шведская аптека примера позапрошлого века.

Нарядный фармацевт в ней готовит снотворное снадобье из валерианы и… мака. Фотографии данной смеси и изготовившего ее аптекаря я предъявлять не буду, орган и Госнаркоконтроль, уполномоченный блокировать сайты — организации, каковые лучше не соблазнять.

Выговор на древесные павильоны в Скансене сделан неспроста. Музей создавался во время индустриализации с целью запечатлеть уходящую эру. С позиций Артура Хазелиуса, отца-основателя Скансена, привычные ремесла вот-вот должны были провалиться сквозь землю, потому он и перенес их из бессердечной действительности под защиту музейного статуса. То же касалось и привычного уклада судьбы в красивом далёке провинции, что необходимо было депортировать под колпак охраны за такие типовые северные заборы, кстати, сделанные без единого гвоздя.

Но все-таки показателей индустриализации Скансену избежать не удалось. Кроме того столь больших, как асфальт

и железная дорога, которую я, загадочности для, не покажу:) Увижу только, что недалеко от нее расположена фабрика по обработке льна, а вблизи — один из визуальных ориентиров музея, колокольня, депортированная из Хощё.

Восточнее этих показателей царит совсем уже доиндустриальная Швеция, в виде дома лесного хозяйства, усадьбы из, не побоюсь этого слова, комплекса и Муры пастбищных построек. В патриархальную Швецию возможно посмотреть чрез такие слюдяные окна.

С северной окраины Скансена раскрываются всем видам виды.

Дальше я предлагаю возвратиться в центр музея, к Рыночной улице, которую, ясно, также не рассекречу. Вместо налюбуйтесь украшающей ее классикой скандинавского жанра — озерцом с островком посередине.

Кроме этого посмотрите на избу из, снова не побоюсь этого слова, Чуркхульта.

и на павлина, до кучи.

По окончании головокружительных встреч я предлагаю пройти по направлению к дому трезвости Бруфэстет. Он скрывается справа по курсу.

Эх, какая трезвость, в то время, когда слева пасутся такие лошадки?! (их миниатюрные копии возглавляют рейтинг популярности шведских сувениров).

Для любителей скоростей мельче предлагается соседний метафорический аттракцион.

А сейчас самое время собирать изучать камни. В так именуемом малом Скансене. Камней в Скандинавии (составной части неповторимой Фенноскандии ), как в РФ грязи — мноого.

По соседству находится основной визуальный центр Скансена. Я его не то, что показывать, кроме того именовать не буду, в противном случае внезапно кто-нибудь слишком мало заинтригуется:) Практически в нескольких десятках метров от основной достопримечательности Скансена начинается царство животных. Сначала водоплавающих

(где выделяется общая любимица, фитнесс-лузер Лена Миро стройная деятельная выдра),

а позже сухопутных.

Местные животные находятся в условиях, достаточно приближенных к среде естественного обитания. Из мировых столиц разве что Прага может похвастать столь же добрым отношением к животные. Либо бо’льшим.

Из зоопарковой части Скансена вид на октябрьский Стокгольм по-своему занимателен.

Полагаю, что без всякого намека, волков поселили раздельно от вторых животных, в бывшем волчьем углу Швеции, в Финляндии, правильнее, вблизи финского хутора.

Соседний солдатский хутор выделяется самой гринписолюбивой кровлей.

Воспользуюсь предлогом и отвечу на основной вопрос туристов сельской Скандинавии: по какой причине большая часть древесных домов на юге и севере, в девятнадцатом веке и по сей день, зимний период и летом крашены одним цветом? Да по причине того, что это дешево, а краска, в базе которой окись железа и железный купорос, превосходно защищает древесину от действия окружающей среды. Так пишут в справочниках:)

В случае, если возвращаться на юг, то на пути появится усадьба Окторп со своей водяной мельницей.

Надворные постройки усадьбы из Сконе примечательны еще одним вариантом экологичной крыши.

Школа Вэла (здравствуй, Вел Колдин!) отличается ухоженным садом

и парником для цветов, каковые, кстати, хорошо приживаются в Сталинграде.

Вблизи третьей архитектурной доминанты Скансена, колокольни из Хеллестада,

покоится легенданрый основатель музея Артур Хазелиус.

Пройдем дальше, к тренажеру для донкихотов,

к дворянскому гнезду — усадьбе Скугахолм,

и, наконец, к месту для главных бенефициаров Скансена — игровой площадке.

Из этого по прямой дороге предлагаю пройти к выходу.

Где спринтерский забег по музею-чемпиону объявляю завершенным. Он оказался, ясно, тренировочным, скупым на подробности. Не было в нем этого,

этого,

этого

и этого.

Не было клубнички,

силовых упражнений,

мест для настоящих мужчин и таких же дам,

а также базы драматургии — яблока раздора —

также не было. То ли еще будет?

ПээС. Русскоязычный сайт Скансена

CYGO — Panda E


Читать еще…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: