Похожие записи: оксидат торфа универсальный инструкция по применению, причина листопада,
Маскировка животных

В животном мире нет и не может быть жизни без борьбы: травоядные животные поедают растения, а хищники – более слабых животных. Но ни одно животное не хочет добровольно попадать в пасть хищника. Если у него нет сил защититься или убежать, оно должно применять макскировку. Так в природе и бывает. Нередко применяют маскировку и хищники, что­бы незаметно подобраться к своей жертве. А способы мас­кировки у животных весьма разнообразны и причудливы.

Маскировочную или покровительственную окраску жи­вотных мы видим на каждом шагу. Гусеницы бабочек, как правило, имеют такую же окраску, как листья, на которых они развиваются. Зеленые кузнечики применяют маскировку  зеленым, под цвет травы, дающей им приют. Птицы, живущие в траве или среди ветвей, тоже имеют зеленую окраску (зеленушки, пеночки, зеленые дятлы.). В лесах жарких стран с вечнозелеными деревьями преобладают животные зеленых цветов или разноцветные, окрашенные под цвет окружаю­щей растительности. Там в изобилии можно найти зеленых попугаев, зеленых ящериц, змей, лягушек и других жи­вотных.

Нижняя поверхность крыльев бабочек-крапивниц и мно­гих других по цвету имеет сходство с увядшими старыми листьями. Когда эти бабочки садятся и складывают крылья, то делаются почти незаметными на буром фоне листьев и коры.

Отлично маскируются на коре деревьев мелкие пауки и жучки. Их трудно обнаружить даже на близком расстоянии.

Гусеница бабочки махаона – зеленая с черными точка­ми, хорошо маскируется под соцветиями зонтичных рас­тений.

Животные, скрывающиеся среди прошлогодней травы, листьев, стеблей, имеют желто-бурую окраску в пестринах (дупель и бекасы, вальдшнепы и тетерев). В случае опасно­сти такие птицы замирают на месте, принимают положение и вид, соответствующий неодушевленным предметам, и ста­новятся еще более малозаметными. Козодои, окраска кото­рых напоминает цвет коры дерева, прижимаются к горизон­тальным ветвям и сливаются с ними; авдотки (степные птицы) ложатся на землю и, вытянув шею, приобретают вид камней или кусков глины; выпи вытягиваются во весь рост, и их не отличишь от камыша. Отлично маскируется верти­шейка. Сидя в траве, она быстро крутит небольшой круглой головкой, и ее скорее можно принять за змею, чем за птицу.

У животных пустынь и степных просторов (антилопы, верблюды, львы.) преобладают серые и бурые цвета самых различных оттенков, что хорошо маскирует их среди песков и скал.

Тигры с их вертикальной полосатостью, пробираясь в камышах между ярко-зелеными молодыми побегами и жел­тыми старыми, превосходно используют для маскировки определенные условия освещения, игру света и теней. Пят­нистые пантеры тоже хорошо подходят к круглым бликам света в лесной чаще. Мозаичная окраска нитона делает его незаметным среди ярких солнечных бликов в лесах Малай­ских островов.

Заяц-беляк, песец, ласка, живущие в умеренной зоне, два раза в году путем линьки меняют шубу; белый мед­ведь, обитатель полярных льдов, постоянно носит один и тот же тулуп.

По сезону одевается и белая куропатка: летом она буро-рыжая, зимой белая. Гнездующая в тундре белая сова все­гда в одном наряде.

Водные животные сальпы и медузы не имеют никакой покровительственной окраски, но маскируются тем, что тело их прозрачно, как вода, поэтому они буквально являются невидимками.

Супер-маскировка хамелеона.





Некоторые животные (морской бычок, камбала) могут изменять окраску под цвет окружающей среды, если они зрячи. С потерей зрения теряется и способность менять окраску. Камбала с верхней стороны принимает окраску грунта, па котором она находится. В опытах французского ученого Пуше эти рыбы, поме­щенные в аквариум с песчаным грунтом, стали белыми, за исключением одного экземпляра, но он, как оказалось, был слеп. В ко­же этих рыб имеются сократи­тельные пигментные клетки – хроматофоры. Под влиянием светового раздражения, передаю­щегося через глаза по нервным путям, эти клетки или сокраща­ются, или расширяются, что приводит к определенному рас­пределению пигмента и измене­нию цвета кожи. Такое же явле­ние наблюдается и у земновод­ных животных. Если огненную саламандру содержать на желтом грунте, она становится желтой, на черном – черной. У рыб на изменение пигмента действует зрительное раздражение, у земноводных – осяза­тельное. У лягушки квакши, находящейся на шероховатых листьях, кожа становится темной, на гладких – зеленой, даже если квакша содержится в полной темноте или ослеп­лена.

Под влиянием внешних условий меняют окраску и неко­торые насекомые. Куколки одной из капустных бабочек на белой стене бывают почти белыми, на красной – краснова­тыми, на столбе, смазанном дегтем,- черными.

Кроме того, у некоторых животных под хроматофорами залегают клетки кожи, различным образом преломляющие свет. В результате на их теле возникают краски, переливающиеся цветами радуги. Например, сильно возбужденная каракатица меняет окраску от блестящей медно-красной до зеленой и серебристо-голубой.

Классическим примером животных с изменяющейся окраской служит хамелеон, который, в зависимости от воз­никающей ситуации, мгновенно становится то голубым, то зеленым, то красным. Эту игру цветов хамелеон осуществля­ет с помощью двух слоев пигментных клеток, которые зале­гают глубоко под кожей и действием определенных мышц могут продвигаться к поверхности и уходить в глубь кожи. В эпидермисе этого животного имеется большое количество клеток с кристаллами гуанина, сильно преломляющими свет. Диффузно отраженные от них прямые лучи создают белый цвет, а хроматофоры – различную окраску. Когда весь пиг­мент сдвигается к поверхности кожи, животное становится красным, темным или даже черным. В промежуточном со­стоянии цвет бывает желтым или зеленым вследствие дифракции лучей в желтоватом внешнем слое и в иризирующих клетках.

Иногда животные (в основном насекомые) бывают похо­жи на листья, сучки и палочки. Такое уподобление различ­ным предметам или другим животным называют мимикрией (подражанием). Когда тропическая бабочка калимма садит­ся на ветку дерева и складывает крылья, ее не отличишь от листа. Среди прямокрылых есть и такие насекомые, которых и в подвижном состоянии можно легко принять за лист. Такому насекомому и название дали “странствующий лист”.

Отлично маскируются и палочники, которых ни одна птица не найдет среди сучков и веток дерева. К таким же хитро­стям прибегают и гусеницы наших бабочек из семейства пядениц, которые тоже уподобляются сучку дерева. В довер­шение сходства они прикрепляются задними ногами к вет­вям, вытягиваются и, так застыв в оцепенении, бывают неотличимы от сучка. В таком состоянии гусеницы могут находиться часами.

Мимикрия наблюдается и среди позвоночных животных. Морская рыба игла, встречающаяся в Черном море, превос­ходно имитирует растение зостеру, в зарослях которой она прячется. Австралийская рыба тряпичник имеет настолько причудливую (не рыбью) форму тела, что ее очень трудно обнаружить среди морских водорослей.

Наглядным примером мимикрии у птиц является ку­кушка, которая по окраске, форме крыльев и хвоста, по полету очень похожа на ястреба-перепелятника. Своим ви­дом ястребка кукушка вспугивает из гнезд мелких птиц и откладывает в них свои яйца. Дымчатый коршун похож на чаек и может незаметно подкрадываться к добыче. Встре­чаются своего рода “кукушки” и среди некоторых пчел (из группы пситирис). Пользуясь внешним сходством со шме­лями, эти пчелы живут в их гнездах и кормят своих личи­нок медом шмелей. У ряда животных маскировка основана исключительно на хитрости. Некоторые пойманные жуки и большие синицы притворяются мертвыми.

Многим животным, особенно насекомым, имеющим на­дежные средства защиты (острое жало, сильнодействующие яды, дурно пахнущие вещества), маскировка не нужна. Та­кие животные не маскируются, а, наоборот, выставляют себя напоказ, имеют яркую окраску. Им выгодно быть за­метными, чтобы по ошибке не оказаться в пасти хищника. В этом случае пострадали бы оба: хищник и жертва. При­рода и тут нашла выход. В процессе естественного отбора у ядовитых насекомых появилась предупреждающая окраска, которая показывает, что обладатели ее небезопасны и их трогать нельзя. Более того, некоторые совершенно безобид­ные и вполне съедобные насекомые одеваются в наряды отпугивающей окраски и таким образом спасаются от врагов.

В тропической Америке обитают многочисленные ярко окрашенные бабочки из семейства геликонид. Они не пря­чутся и сразу бросаются в глаза. Но птицы их не трогают из-за сильно неприятного вкуса и запаха. В тех же местах летают другие, безвредные бабочки, но с точно такими же крыльями и повадками. И этих бабочек избегают пернатые глотатели насекомых. Известны также мухи, похожие на шмелей, мотыльки, копирующие ос.

Мимикрия всегда выражается в сходстве с хорошо во­оруженными или защищенными животными. Так, мухи, жуки, клопы и даже ряд пауков имеют сходство с осами, пчелами, шмелями, муравьями, т. е. с насекомыми, которые хорошо вооружены или жалом, или железами с ядовитой жидкостью.

Насекомоядные птицы не трогают обычно волосатых гу­сениц, так как многие из них ядовиты. Волоски, обламыва­ясь и вонзаясь в слизистые оболочки рта или глотки, произ­водят сильное раздражение и даже воспаление органов. Но и неядовитые волосатые гусеницы спасаются благодаря имеющимся у них волоскам.

Многие личинки, куколки и взрослые насекомые (божьи коровки, личинки некоторых пилильщиков) выделяют из кожи или из пищеварительного канала желтую ядови­тую жидкость. Гусеницы ночных бабочек из рода кукуллия на белом фоне имеют черные и желтые пятна, которыми они отпугивают птиц, хотя у них нет никакой ядовитой жидкости. Такое же значение имеют и крупные глазки на крыльях некоторых бабочек (павлиний глаз). Они предупре­ждают хищника: смотри, здесь яд.

В Южной Америке живут ядовитые коралловые змеи, тело которых разукрашено чередующимися черными и красными кольцами. В тех же местах обитают совершенно неядовитые представители змей с такой нее раскраской тела. Ложная предупреждающая окраска предохраняет этих без­обидных рептилий от хищных птиц и зверей.

Устрашающая окраска нередко сочетается с угрожающи­ми движениями. Когда животное оказывается вблизи врага, у него два выхода: или самому бежать и скрыться, или сделать так, чтобы враг отступил. Многие животные пугают своих врагов угрожающими звуками: лев ревом, собаки ворчанием и лаем, ящерицы и змеи шипением. В мо­мент опасности животные взъерошивают волосы или перья, делают угрожающие движения по направлению к врагу, широко открывают пасть или клюв, но не торопятся нападать; некоторые ящерицы раздувают тело. Далее еж, преж­де чем превратиться в колючий клубок, делает движения угрозы, шипит, вздувает кожу, растопыривает иглы, втяги­вает голову. Но вернейшее его спасение – свернуться в шар, что он и делает. А любое движущееся тело вызывает у животного чувство страха. Иногда такие приемы достига­ют цели, удерживают от нападения даже более сильного врага. Бабочка глазчатый бражник в спокойном состоянии со сложенными крыльями имеет малозаметную, безобидную окраску (цвет передних крыльев). В состоянии тревоги она быстро открывает малиново-красные задние крылья, стано­вится на ноги в угрожающую позу и приобретает необычай­ный, страшный вид. Гусеница винного бражника, будучи потревоженной, втягивает голову и передние членики, и на вздутом конце появляются большие округлые пятна напо­добие глаз страшного животного. В одном из опытов куры, подходя к такой гусенице, не только не осмеливались клю­нуть ее, но в страхе бежали прочь.

Как ни совершенны эти способы маскировки и мимикрии, как ни полезны они в борьбе за существование, все-таки их нельзя считать везде пригодными. Маскировка подходит для одиночек, а для животных, живущих стадами и сообществами, где необходимо быстро отличать своих от чужих, она не нужна. У многих птиц и млекопитающих, которые имеют покровительственную окраску, но ведут стадный образ жизни, для распознавания “своих” имеются особые отметки в виде пятен или полосок на голове, боках и дру­гих частях тела. Такие опознавательные знаки, не нарушая общей маскировки, дают возможность особям одного вида быстро узнавать друг друга. Отсюда вполне понятно, почему в естественных условиях окраска у животных всегда симметрична. Принцип распознавательной окраски сыграл важную роль в приобретении насекомыми изумительной пестроты цветов. Как появились все эти разноцветные на­ряды животных? На этот вопрос биологическая наука дает исчерпывающий ответ.

В результате физиологических и биохимических процес­сов возникают вещества самых различных цветов, незави­симо от того, будет ли окраска сама по себе иметь какое- либо биологическое значение или нет. Красный цвет крови и желтый цвет желчи безразличны для организма. Они мог­ли бы быть и других цветов, и ничего бы не изменилось. Но внешняя окраска животных играет важную биологическую роль в приспособлении к окружающей среде.

Метки:
21 марта 2010

Случайные статьи